Главная | Регистрация | Вход

Конвертер валют ЦБ

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 256
Главная » Статьи » Рассказы и статьи

История Черноморского подводного флота

История Черноморского подводного флота. Осенью 1907 года из Петербурга по железной дороге в Севастополь прибыли две малые подводные лодки Судак и Лосось. Обе подлодки были построены по чертежами американской фирмы Голанд, в Петербурге в 1904–1907 годах. Их водоизмещение составляло надводное 105 т, подводное -124 т, а вооружение – один 456-мм торпедный аппарат...

Датой рождения черноморского подводного флота можно считать 8 декабря 1907 года, именно тогда приказом по Морскому ведомству № 273 был сформирован отряд подводного плавания Черного моря. В отряд поначалу вошли подводные лодки Лосось, Судак и плавбаза Пендераклия.

В Севастополь 22 апреля 1908 года по железной дороге были доставлены еще три подводные лодки – Камбала, Карась и Карп. Они были построены в Германии, своим ходом перешли из Киля в Либаву, а потом по железной дороге в Севастополь. Подлодки были уже побольше, водоизмещением 210/240 т, и вооружены тремя торпедными аппаратами.

В 1908 году началась отработка действий подводных лодок, в том числе совместно с надводными кораблями Черноморского флота. В ночь с 29 на 30 мая 1909 года подводная лодка «Камбала» проводила учебную атаку маневрировавшей у берегов Севастополя эскадры и была таранена броненосцем «Ростислав». Это стало первой потерей черноморских подлодок.

В 1911 году в Николаеве были заложены первые мореходные подводные лодки «Морж», «Нерпа» и «Тюлень». «Нерпа» вошла в строй в декабре 1914 года, остальные – в марте-апреле 1915 года. Их водоизмещение составляло 630/758 т, скорость 10/12 узлов (подводная/надводная). Вооружение: восемь торпедных аппаратов и две малокалиберные пушки.

В 1913 году заложили еще три подводные лодки («Кашалот», «Кит» и «Нарвал»), в 1915 году следующие три: «Буревестник», «Гагара» и «Утка». «Кит» и «Нарвал» вступили в строй в августе-сентябре 1915 года, «Кашалот» в мае 1916 года. «Птицы» вступили в строй в 1917 году. Данные этих лодок почти не отличались от данных «Моржа». 2 января 1919 года в Севастополь из Владивостока по железной дороге прибыли еще две старые малые подводные лодки «Сом» и «Щука». Однако малые подводные лодки могли лишь оборонять берега Крыма.

Легендарные страницы боевых походов


Первый по-настоящему боевой поход на Черном море был совершен 20–23 февраля 1915 года подводной лодкой «Нерпа», которая несколько часов пробыла на позиции остров Кефкен–Босфор, прикрывая набег наших кораблей на Зунгулдак. 5–9 марта 1915 года подводные лодки «Нерпа» и «Тюлень» совершили плавание по маршруту Севастополь–остров Кефкен–Босфор–мыс Сарыч–Ялта–Севастополь.

29 апреля – 7 мая подводная лодка «Нерпа» выходила на позицию в районе Зунгулдак–Босфор. 1 мая она уничтожила шесть груженых фелюг под ружейным обстрелом с берега и обстреляла две шхуны в бухте Кефкен-Адос. 2 мая «Нерпа» потопила шхуну на входе в Босфор.

С 26 июля по 3 августа подводная лодка «Тюлень» выходила в крейсерство к Босфору. 28 июля у острова Кефкен она потопила торпедой груженный углем пароход «Зунгулдак» (водоизмещением 1545 т) из числа четырех пароходов, шедших в охранении крейсеров «Гебен» и «Гамидие» и трех эсминцев типа «Милет». 29 июля «Тюлень» атаковала крейсер «Гебен» в охранении двух миноносцев, но безуспешно. 30 июля подлодка в районе острова Кефкен потопила парусное судно, а 31 июля вела перестрелку с турецкой двухмачтовой шхуной-ловушкой «Дере», вооруженной 47-мм пушкой. После попадания в шхуну пяти 76-мм снарядов она выбросилась на берег у острова Кефкен. 14 августа турки отвели шхуну на буксире в Стамбул, где ее разоружили.

Поскольку дальность плавания малых подводных лодок не позволяла им действовать у турецкого побережья, то было принято решение отбуксировать через море подводную лодку «Скат». 3 августа 1915 года десантное судно «Эльпидифор» взяло «Скат» на буксир и довело до Зунгулдака. Далее лодка самостоятельно вошла в порт, но не обнаружила достойных целей и вернулась к «Эльпидифору», который 8 августа благополучно доставил ее в Севастополь.

29 июля подводные лодки «Сом» и «Щука» вышли из Севастополя и направились в Николаев. Откуда их 30 августа отправили по железной дороге в Петроград.

Как видим, успехи русских подводных лодок в 1914–1917 годах были невелики, но причиной этого являлось элементарное отсутствие целей. Самой важной коммуникацией турок были угольные перевозки из порта Зангулдак в Босфор. Маршрут их малых угольщиков длиной около 210 км проходил на мелководье у самого берега. А действия боевых кораблей сводились к молниеносным рейдам «Гебена» и «Бреслау». Понятно, что перехватить крейсера, идущие со скоростью 20–25 узлов, нашим подводным лодкам было не под силу.

Уничтожение полплава и его спасение


25 ноября 1918 года в Севастополь прибыл флот тетушки Антанты. Демократическая общественность радостно приветствовала союзников. На берегу была выстроена британская морская пехота и 1600 сенегальцев 75-го французского полка. Первым делом англо-французы начали приватизировать имущество Севастопольского порта и крепости.

Англичане взорвали наиболее мощные форты Севастопольской и Керченской крепостей. Новейший дредноут «Александр III» и несколько турбинных эсминцев англичане угнали в турецкий порт Измир, а у старых линкоров и крейсеров «просвещенные мореплаватели» взорвали машины.

Особую опасность англичане видели в черноморском подплаве. Посему они не только подорвали механизмы подводных лодок, но и вывели 23 апреля 1919 года 12 подводных лодок (включая старые, исключенные из боевого состава) в открытое море, где и затопили недалеко от входа в Севастопольскую бухту.

Белым офицерам удалось вопреки воле союзников увести три подводные лодки в Новороссийск. Причем подлодка Тюлень шла своим ходом, а небоеспособные «Утка» и «Буревестник» шли на буксире.

Но воевать с большевиками подводным лодкам белых не пришлось из-за отсутствия Красного флота на Черном море. В напряженных отношениях Деникина с союзниками русские лодки были достаточно серьезным аргументом.

14 ноября 1920 года четыре подводные лодки – «Тюлень», «Буревестник», «Утка» и введенная в строй 5 августа 1919 года АГ-22 – вместе с врангелевским флотом ушли из Севастополя в Константинополь, а затем в Бизерту, где и были сданы на лом в начале 1930-х годов.

К этому моменту в составе красных сил имелась лишь одна подводная лодка АГ-23, достроенная в Николаеве весной 1920 года. 13 ноября ее командир Александр Иконников вывел лодку из Одессы на перехват армады Врангеля. Однако АГ-23 сумела обнаружить лишь эсминец «Пылкий», да и то на слишком большой дистанции. Любопытно, что Лондон, смертельно боявшийся советских подводных лодок, еще 26 сентября 1920 года направил советскому правительству ноту с угрозой топить все советские подводные лодки, вышедшие в Черное море.

В феврале 1921 года единственная советская подводная лодка АГ-23 патрулирует побережье Грузии, чтобы воспрепятствовать вмешательству кораблей Антанты в дела Закавказья.

Тем временем в Николаеве продолжается достройка (сборка) подводных лодок. 16 июля 1921 года был поднят военно-морской флаг на АГ-24, 26 мая 1922 года – на АГ-25, 3 июня закончен четырехлетний капитальный ремонт на «Нерпе». Через год в составе дивизиона была плавбаза «Георгий» и пять подводных лодок (добавилась АГ-26, вступившая в строй 11 июля 1923 года). Вновь вступившие в строй лодки немедленно привлекали к сверхсекретной операции по доставке в Турцию дипломатов, военных, золота и диппочты.

В марте 1921 года советское правительство заключило военный союз с правительством генерала Мустафы Кемаля (Ататюрка), обосновавшимся в Анкаре. Ленин и Троцкий переоценили угрозу, исходившую от флотов и войск Антанты, а также от 60-тысячного врангелевского воинства, дислоцировавшихся в Проливной зоне. На самом деле ни Англия, ни Франция не имели в 1921 году никаких реальных планов вторжения в Советскую Россию.

Но у страха глаза велики, и Мустафе Кемалю на подводных лодках было отправлено 200 кг золота. Разными путями турецким националистам большевики поставили 40 тыс. винтовок, 327 пулеметов и 54 орудия. Хуже всего, что Ленин и Троцкий отдали туркам Карскую и Ардаганскую области, до войны входившие в состав Российской империи.

Российский подплав. Возрождение в 30-е годы

25 марта 1927 года в Николаеве были заложены три подводные лодки I серии типа «Декабрист» – «Революционер», «Спартаковец» и «Якобинец». Так началось возрождение черноморского подплава. Число подводных лодок резко увеличилось в конце 1930-х годов.

К 22 июня 1941 года в соединениях Черноморского флота имелось 44 боеготовые подводные лодки. Из них больших – 6, средних – 19, малых – 19. В строю находилось 25 лодок, в ремонте – 19. На Севастопольском морском заводе проходили капремонт подлодки Д-4, Д-6, Л-6, А-1; средний ремонт — Щ-207, Щ-212, А-2, М-55; текущий ремонт – Л-4, Щ-203, Щ-213, А-3, А-5, М-51. В Николаеве ремонтировались Щ-214, Щ-215, М-59 и М-60. В Херсоне на заводе им. Коминтерна заканчивался средний ремонт подлодки М-54.

Еще 17 подводных лодок находились в разных стадиях достройки. Из них Щ-216, М-111, М-112, М-113, М-117, М-118, М-120 и Л-23 вступили в строй в июле–октябре 1941 года, а Л-24 – 29 апреля 1942 года.

За исключением пяти подводных лодок А-1 – А-5 (типа АГ), все лодки были введены в состав Черноморского флота в 1930–1940-х годах и имели достаточно высокие ТТХ. Однако предвоенные планы использования подводных лодок, да и вся советская военно-морская доктрина были далеки от объективных реалий.

С конца 1920-х годов главной задачей нашего флота являлось отражение нападения британского «гранд флита» на наши военно-морские базы Кронштадт и Севастополь. Подводные лодки вместе с надводными кораблями должны были атаковать вражеские эскадры вблизи своих главных баз, а также нести дозоры у своего побережья. Действия на коммуникациях противника не исключались, но фактически игнорировались. Торпедные катера и самолеты-истребители наши адмиралы заказывали лишь для действия вблизи своих баз.

Героический вклад Черноморского подводного флота в годы войны

Советские авиаконструкторы перед войной спроектировали и испытали несколько типов двухмоторных дальних истребителей. В конце концов, можно было скопировать германские дальние истребители Ме-110, пять штук которых СССР закупил в 1940 году. Но, увы, ни командование ВВС, ни командование флота принципиально не заказывали дальних истребителей.

В результате в 1941 году ни торпедные катера, ни истребители не могли поддерживать наши подлодки у берегов Румынии, Болгарии и Турции. И это притом, что в составе Черноморского флота имелось 78 торпедных катеров, то есть больше, чем в любом флоте мира!

К 22 июня 1941 года на Черном море в составе морской авиации имелось 624 самолета, из них 346 истребителей. Много это или мало? Для сравнения – вся польская авиация к 1 августа 1939 года состояла из 771 самолета, из которых 280 – истребители, то есть в составе Черноморского флота было в 1,2 раза больше истребителей, чем в Польше.

Мало того, командующий Черноморским флотом адмирал Филипп Октябрьский отправил большую часть подводных лодок на охрану подступов к советским портам от виртуального итальянского флота, а не на коммуникации противника. Так, 23 июня 1941 года на защиту своего побережья было отправлено 12 подлодок, а к берегам Румынии и Болгарии – всего 3 (Щ-205, Щ-206 и Щ-209).

Замечу, что наши военно-морские историки тщательно обходят факт существования огромного грузопотока между устьем Дуная, портами Румынии и Босфором. В 1941–1944 годах по этой коммуникации шла не только нефть, но и военные и коммерческие грузы из Третьего рейха через Дунай. Именно через Черное море снабжались германские гарнизоны на островах Эгейского моря, в Греции и на Балканах. Германские суда типа река–море с Дуная доходили до Неаполя, Генуи, Марселя и Тулона.

Подводники Черноморского флота в сложных условиях вели атаки на этой коммуникации, а позже на коммуникации Константинополь–Одесса–Севастополь–Анапа, но, увы, так и не сумели их прервать.

В 1941–1944 годах советские подлодки провели на Черном море 152 атаки. В результате у немцев и румын были потоплены 12 транспортных судов, 2 буксира, 3 баржи, 6 быстроходных десантных барж, паром «Зибель», а также 19 болгарских и турецких каботажных судов и шхун. При этом были потоплены противником или пропали без вести 27 наших подводных лодок.

Надо ли говорить, что успехи советских подлодок были бы существенно больше при грамотном ведении боевых действий нашими адмиралами. Речь идет об отказе от дозора у своих военно-морских баз, приводившему к износу механизмов лодок и поддержке действий подводных лодок на коммуникациях противника торпедными катерами, эсминцами и истребителями. И разумеется, о несвойственных подлодкам функциях, например, транспортировке грузов с берегов Кавказа в Севастополь. Кто заставлял Октябрьского помочь немцам и забросать подступы к Севастополю тысячами мин или вывезти из Севастополя в ноябре-декабре 1941 года большую часть зенитной артиллерии и боеприпасов всех калибров? А потом подводники отдувались за глупость наших адмиралов и доставляли боеприпасы в Севастополь.

Так или иначе, но черноморские подводники честно выполнили свой долг перед родиной и внесли существенный вклад в дело разгрома Германии и Румынии, а также сохранения нейтралитета Турции.

Лучшие годы подплава и перестройка

В 1950-е годы началось пополнение черноморского подплава новыми типами подводных лодок. Так, уже в 1950-м и первой половине 1951-го в состав 2-й бригады было принято девять подводных лодок типа «М» XV серии. С 1951 года в состав Черноморского флота стали вводиться лодки нового поколения – проекта 613. Первая из них, С-61, прибыла в Севастополь 5 мая 1951 года, а 14 июня под Ялтой она выполнила погружение на предельную глубину – 217 м.

В 1960 году в Черное море по внутренним водным путям перешли две подводные лодки проекта 644, каждая из которых несла по две крылатые ракеты П-5. При нормальных условиях (+20 градусов по Цельсию) дальность стрельбы их составляла 574 км, а средняя скорость 345 м/с. Для того времени это было достаточно эффективное оружие. Ракеты П-5, запущенные у нейтральных вод Черного моря, могли поразить любой объект на территории Турции, а Стамбул – даже стреляя из своих баз в Балаклаве и Севастополе.

Первые две подводные лодки проекта 644 – С-46 и С-69 – были введены в состав 155-й бригады подводных лодок в ноябре 1960 года и стали базироваться на Балаклаву. Их габариты позволяли входить в канал «объекта К-825» (подземной базы подводных лодок).

Несколько позже на Черное море по внутренним водным путям прибыли дизельные подводные лодки – носители ракет П-5: С-158 и С-162 (проекта 644), С-164 (проекта 665), Б-67 и Б-318 (проекта 651).

Все ракетные лодки в 1960–1980-х годах не реже чем один раз в год проводили ракетные стрельбы. Так, в 1980 году подводная лодка С-158 произвела двухракетный залп по квадрату 4х4 км (типовая мишень для ракет П-5) в западной части Черного моря, в центре которого был установлен деревянный щит. При этом одна ракета П-5Д попала внутрь квадрата, а другая упала рядом со щитом.

Следует заметить, что в ракете П-5Д за счет применения высокоточного радиовысотомера РВ-5М удалось снизить высоту полета ракеты с 400 м (у первых образцов П-5) до 250 м, что с учетом сверхзвуковой скорости и малого полетного времени (10–20 минут), затрудняло ее перехват. Мощность специальной боевой части у ракеты П-5 составляла 200 килотонн, а позже была доведена до 650 килотонн.

Замечу, что в 1970-х годах использование этих лодок и ракет П-5 в Атлантике по территории США уже не имело шансов на успех, но в Черном море в условиях подавляющего господства советского флота и авиации ракеты П-5 продолжали оставаться эффективным оружием даже в 1980-х годах.

Подводные лодки Черноморского флота с 1973 года постоянно находились в составе 5-й эскадры в Средиземном море. Мало того, они периодически выходили на учения в Атлантику.

К началу 1990 года в составе Черноморского флота находились:

– 153-я бригада подводных лодок, базировавшаяся в Южной бухте Севастополя, в составе 13 подлодок (четыре – проекта 641, одна – проекта 641Б и четыре – проекта 877);

– 155-я бригада, базировавшаяся в Балаклаве. В ее составе было 10 подлодок: две ракетные подлодки проекта 651 (еще одна такая лодка должна была прибыть с Севера, но не прибыла из-за развала СССР), две – проекта 641, одна – проекта 633Л, две – проекта 613 и три опытные подводные лодки;

– 475-й дивизион базировался в Феодосии. В его составе было 12 подводных лодок: пять – проекта 613, три – проекта 633КС и 633РВ, на которых имелись новейшие ракетные системы, а также три лодки-мишени проекта 690 и УТС (проекта 633).

В составе Одесского дивизиона консервации имелась одна подводная лодка проекта 641 и три проекта 613.

Перестройка и развал СССР стали катастрофой для черноморского подплава. Уже в 1990 году были списаны 11 подводных лодок проекта 613 и по одной проекта 641 и 651.

1991 год – списаны три подлодки проекта 613, а также БС-159 (проекта 619), на которой испытывались самые современные баллистические ракеты подводных лодок. Замечу, что практически все морские баллистические ракеты проходили бросковые испытания на полигоне в Балаклаве. Их запускали с плавучих затапливаемых стендов и специально переделанных подводных лодок. В начале 1990-х годов объявились специалисты, утверждавшие, что все эти испытания можно вообще не проводить, а заменить их моделированием на компьютерах. Что дала эта замена, показывают результаты испытаний наших баллистических морских ракет.

История списания подлодок такова: 1992 год – списаны две подводные лодки проекта 613, две – проекта 641 и по одной проектов 633Л и 633РВ. 1993 год – списаны две подводные лодки проекта 641 и одна проекта 613Ц. 1994 год – списаны три подлодки проекта 641 и по одной проекта 613 и 633КС. 1995 год – списаны четыре подводные лодки (проектов 641, 651, 633РВ и 690), и пошло-поехало.

Черноморский подводный флот в наше время

Что же представляет собой сейчас наш Черноморский подводный флот? С 1996 года в составе Черноморского флота числилось две подводные лодки: Б-871 «Алроса» проекта 877В и Б-380 проекта 641Б. Обе подлодки были построены на заводе «Красное Сормово» в Горьком и по внутренним водным путям доставлены в Севастополь.

Б-380 была введена в строй в декабре 1982 года. Над ней приняли шефство комсомольцы тогда еще города Горького, и лодка получила имя собственное – «Горьковский комсомолец». Но настали времена, когда не только комсомола в Горьком не оказалось, но и сам город был переименован. Тогда шефство перешло к властям Советского района Нижнего Новгорода, и «комсомольца» переименовали в «Святой князь Георгий».

А пока менялись шефы и названия, лодка с 1991 года тихо стояла у причальной стенки Севморзавода. Наконец в июне 2000 года правительство РФ решило ее отремонтировать. Лодку ввели в плавучий док ПД-16. Ее ремонт оценили примерно в 1 млрд. 248 млн. руб., из них к середине 2010 года было освоено 800 млн.

Однако ржавая лодка и по сей день стоит в доке ПД-16. Экипаж состоит из нескольких сторожей, охраняющих ее от полного разграбления. На рубке гордо реет Андреевский флаг. Всем давно (а может, с самого начала) стало ясно, что вывести лодку из трофейного германского ПД-16 физически невозможно – при затоплении док развалится.

И вот начальство озаботилось, куда бы деть лодку с глаз долой. По сведениям севастопольских экспертов, последнее решение предусматривает ввод ПД-16 вместе с лодкой в большой плавдок. Там ПД-16 будет разобран, а Б-380, если удастся вывести, потом обратят в плавучую зарядную станцию. Зачем? Трудно сказать. Ведь в составе 247-й отдельной бригады подводных лодок Черноморского флота уже есть одна зарядная станция ПЗС-50 (бывшая подводная лодка СС-49). Раньше одной ПЗС было достаточно для обслуживания целой бригады подводных лодок. А вот сейчас заряжать вообще некого.

А как же вторая подводная лодка Б-871? С 1992 года по май 1996 года у нее не было вообще аккумуляторов, и лодка тихо стояла у причала. Затем аккумуляторы поставили, и она несколько раз вышла в море. С августа 1998 года по апрель 1999 года лодка прошла ремонт на Севастопольском СРЗ-13. Затем над лодкой взяла шефство компания «Алроса», и в январе 2001 года Б-871 получила название «Алроса».

21 ноября 2009 года в ходе учений у «Алросы» полетели дизели, и ее на буксире отвели в Новороссийск. Наконец в мае-июне 2011 года «Алроса» совместно с судами обеспечения участвовала в международных учениях «Болд Монарх – 2011» у берегов Испании.

По окончании учений многострадальная «Алроса» в сопровождении спасательного судна «Эпрон» (мало ли что случится по дороге) отправилась на ремонт на Балтику. Говорят, ремонт закончится в 2012 году. Теоретически это возможно. Но, увы, длительность судоремонта в современной России исчисляется годами, а то и десятилетиями. Вот, к примеру, БПК «Очаков». Ремонт его начался в 1991 году и закончился исключением корабля из списков флота и сдачей на металл 20 августа 2011 года – ровно спустя 20 лет после начала ремонта.

Правительство РФ утешает моряков тем, что в августе 2010 года в Санкт-Петербурге на Адмиралтейских верфях началась сборка дизель-электрической подводной лодки «Новороссийск» проекта 636.6, которая должна войти в строй Черноморского флота в 2013 году. Кроме того, на Черном море должны войти в строй еще три такие лодки в 2015–2017 годах.

Замечу, что в Германии в 1944–1945 годах большие лодки XXI серии строили за три месяца. А у нас сейчас строят корабли годами, и часто строительство заканчивается не спуском на воду, а разборкой на стапеле. Кроме того, Украина трактует соглашение по Черноморскому флоту так, что новые построенные корабли не могут базироваться в Севастополе, а других мест базирования подводных лодок на Черном море нет.
Категория: Рассказы и статьи | Добавил: halfback (23.03.2013)
Просмотров: 1122 | Теги: история, Черноморского, подводногоЮфлота | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Профиль

На борту

Статистика

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0