Главная | Регистрация | Вход

Конвертер валют ЦБ

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 256
Главная » Статьи » Рассказы и статьи

Гибель подводной лодки К-8

Гибель ПЛ «К-8» Северного флота (проект 627А). Подводная лодка «К-8» находилась в длительном плавании с 17 февраля 1970 г. Личный состав полностью укомплектован, на борту старшим был заместитель командира дивизии. Глубина погружения 120 м, готовность № 2 подводная, на вахте- третья боевая смена, в центральном посту командир ПЛ, командир БЧ-5 и командир дивизиона живучести...



Развитие событий и борьба за живучесть
    8 апреля 1970 г. в 22 ч 30 мин почти одновременно в III и VII отсеках подводной лодки возникли пожары. На ПЛ была объявлена аварийная тревога, начато всплытие в надводное положение, скорость хода увеличе­на до 16 уз. Внешние признаки возникновения пожара в обоих отсеках были одинаковыми: было замечено появление дыма и услышан характерный хлопок. Первоначально пожар в рубке гидроакустики центрального поста в районе выхода кабелей из IV отсека носил локальный характер и сопровождался значительным задымлением всего отсека, чему способствовало горение дымовых шашек, хранящихся в районе очага пожара.
   Очаг пожара был ликвидирован с использованием системы ВПЛ, однако из-за сильного задымления отсека и высокой концентрации окиси углерода III отсек (ЦП) по приказанию был оставлен личным составом, который через рубочный люк вышел на мостик. В трюме ЦП остался только старшина команды штурманских электриков, который не услышал команды и, пробыв в нем около 1,5 ч, самостоятельно вышел на мостик. Пожар в VII отсеке отличался большой интенсивностью и скоротечностью развития: личный состав уже через 2 мин с момента возникновения пожара с разрешения ЦП был вынужден перейти в VIII отсек. Развитию пожара в VII отсеке способствовало поступление масла из системы смазки турбогенераторов, а также раскрытие патронов регенерации В-64, расположенных на левом борту.
В 22 ч 36 мин подлодка всплыла в надводное положение, скорость хода была снижена до 8 уз.




Состояние моря: волнение 2 балла, ветер 3 балла. Почти одновременно со всплытием в результате возникших пожаров вышла из строя силовая электросеть, сработала аварийная защита реакторов и ГТЗА обоих бортов. Подводная лодка полностью лишилась хода, электроэнергии и средств связи. Командиром подводной лодки было отдано приказание о подготовке к запуску обоих дизель-генераторов и об отдравании входных люков I и VIII отсеков. Когда люк I отсека был открыт, командир БЧ-5 с мостика убыл во II отсек для непосредственного руководства борьбой за живучесть; люк VIII отсека первоначально открыть как снаружи, так и изнутри отсека не удалось, в отсеке был слышен шум поступающего воздуха.
Попытка сравнять давление в VIII отсеке через клапан отсоса воздуха водолазом не увенчалась успехом.

Спустя 4 мин после всплытия из-за невозможности пребывания в пульте управления ГЭУ находящийся в нем личный состав, получив разрешение, перешел в VI отсек. Через 30 мин из-за значительного повышения температуры и загазованности (происходила фильтрация окиси угле­рода из VII отсека через выгоревшие сальники) все находившиеся в VI отсеке, включившись в ИДА-59, перешли в IV отсек. В дальнейшем V, VI и VII отсеки не посещались и не осматривались. В связи с выходом из строя электроэнергетической системы и центрального поста руководство борьбой за живучесть было крайне осложнено. Произошло задымление отсеков ПЛ с III по IX, на действиях личного состава остро сказался недостаток средств индивидуальной защиты — аппаратов ИДА-59 и изолирующих противогазов ИП-46. В 22 ч 40 мин для вентилирования IV отсека и подачи питания в силовую сеть были запущены оба дизель-генератора. Однако в связи с невозможностью подачи напряжения на щит дизель-генератора при вышедшем из строя и не отключенном в VII отсеке щите ГЭД не представилось возможным запустить насосы охлаждения дизелей, возбудить генераторы и принять на них нагрузку. Дизели в течение часа работали при отсутствии охлаждения и вследствие перегрева были остановлены.

В 23 ч 30 мин в ЦП была направлена аварийная партия, которая находилась в нем в течение 15 мин. Аварийная партия очага пожара не обнаружила, установила, что отсек сильно задымлен и имеет высокую температуру. Вторично для осмотра в III и IV отсеки аварийная партия была направлена спустя полчаса, при этом замеченное в рубке гидроакустики небольшое пламя было погашено забортной водой. В ночь на 9 апреля вследствие повышения температуры и загазованности IV и VI отсеков личный состав из них был выведен на мостик через ЦП; вместе с ним вышел старшина команды штурманских электриков из трюма ЦП. В 2 ч ночи удалось отдраить люк VIII отсека, из которого аварийной партией были выведены 4 чел. и вынесено 15 чел., погибших от отравления окисью углерода. Отсек был сильно задымлен, температура на переборке, смежной с VII отсеком, — около 200° С. Через 20 мин были выведены 19 чел. из IV отсека, отсек был загерметизирован.

К 4 ч утра 9 апреля весь личный состав покинул кормовые отсеки, после чего отсеки с V по IX не посещались и их фактическое состояние оставалось неизвестным. По свидетельству непосредственных участников событий, двери на переборках между всеми оставленными отсеками были плотно задраены. Также был задраен входной люк VIII отсека и закрыты клапаны подачи воздуха водолазом вблизи этого люка и клапан стравливания на крышке люка, использовавшийся спасательной партией для стравливания воздуха из VIII отсека. Командир БЧ-5 и помощник командира подводной лодки высказали предположение о поступлении воды в VII отсек.

Последующий ход событий и изменение посадки подводной лодки дают возможность предположить, что фактически имело место медленное поступление воды в кормовую часть прочного корпуса. Возможными причинами медленного затопления кормовых отсеков явились нарушения уплотнений кабельных вводов, арматуры и соединений трубопроводов забортной воды. Вследствие пожара в VII отсеке неплотности могли образоваться в сальниках кабелей размагничивающего устройства, в сальниках клапанов забортной арматуры и клапанов на трубопроводах охлаждения линии вала, воздухоохладителей гребных электродвигателей и турбогенераторов. Дальнейшее распространение воды из VII отсека в смежные было возможно в виде фильтрации через образовавшиеся неплотности соответствующих переборок. По свидетельству старшины команды турбинистов, после остановки ГТЗА были поджаты переборочные сальники валопроводов на переборке между VII и VI отсеками. Однако в последующем был доклад из VI отсека о том, что в него через переборочные сальники поступает дым из VII отсека. Не исключена возможность и непосредственной фильтрации забортной воды в VIII отсек через дейдвудные сальники гребных валов, имеющие постоянную протечку. Команда об обжатии этих сальников была отда­на, но сведения о выполнении этой команды отсутствуют.

Во второй половине дня 9 апреля волнение моря уве­личилось до 4 баллов, появились признаки нарастания дифферента ПЛ на корму, вследствие чего было произве­дено продувание из I отсека кормовой группы цистерн главного балласта, при этом наблюдался выход воздуха из шпигатов ЦГБ № 12.
Несколько позднее 43 члена экипажа подлодки были отправлены на транспорт, оставшийся личный состав был размещен в I и II отсеках и на мостике, у входного люка ЦП была выставлена вахта.

Утром 10 апреля было отмечено периодическое заливание волнами надстройки примерно до V отсека, в связи с чем был отменен намеченный спуск аварийной партии в VII отсек. Для оказания помощи аварийной ПЛ были приняты все возможные меры по линии Министерства обороны, Министерства морского флота и Министерства рыбного хозяйства. На подошедшие к месту аварии корабли были переданы 73 члена экипажа ПЛ. Трехкратная попытка транспорта «Касимов» завести буксирный конец из-за штормовых условий не увенчалась успехом. Таким образом, в течение 8-10 апреля ПЛ находилась в дрейфе, без хода, без радиосвязи, с выведенной из действия ГЭУ и поврежденной силовой электросетью, с использованными средствами индивидуальной защиты и израсходованным запасом воздуха. Отсеки ПЛ были загазованы, а кормовые отсеки (наиболее вероятно — VII и VIII) были затоплены забортной водой.

В этих условиях большую роль в борьбе за живучесть ПЛ мог сыграть не аварийный IV отсек, имеющий вспомогательные дизель-генераторы, компрессоры ВВД, общесудовые вентиляторы и систему продувания ЦГБ воздухом низкого давления. Однако попытки личного состава ввести в действие дизель-генераторы, а затем и другие технические средства не дали положительных результатов. Ввиду большой сложности не были выполнены работы по отсоединению поврежденных кабелей, идущих от щита дизель-генератора IV отсека в корму на щит ГЭД и по монтажу нештатной схемы от аккумуляторной батареи на щит ДГ для возбуждения генераторов. Подводная лодка в сложившихся условиях оказалась без технических средств борьбы за живучесть, в том числе без средств обеспечения непотопляемости.

Во второй половине дня 11 апреля погода начала резко ухудшаться; к 15 часам дня волнение моря достигло 6 баллов. В течение 10 апреля трижды продувалась кормовая группа ЦГБ и утром 11 апреля — средняя и носовая группы ЦГБ. На 21 ч 20 мин 11 апреля неизрасходованный запас ВВД составил во II группе баллонов—200 кгс/см2 и в IV группе—100 кгс/см2. ВВД в остальных группах был полностью израсходован. К этому времени вследствие фильтрации окиси углерода из ЦП в I и II отсеки пребывание в них личного состава стало невозможным, так как из-за заливания волной носовой оконечности пришлось закрыть входной люк I отсека и тем самым прекратить их естественную вентиляцию. Размещенный в I и II отсеках личный состав был выведен на мостик и в ограждение рубки, при этом командир ПЛ оставил вместе с собой 22 чел., а остальные были переправлены на транспорт. В 21 ч 11 апреля уже заливало ограждение рубки. В это время было проведено последнее продувание кормовой и средней групп ЦГБ, после чего сведений с борта ПЛ больше не поступало. С судов сопровождения на дистанции 9 каб и более за ней велось радиолокационное наблюдение. Около 6 ч 20 мин радиолокационный контакт с ПЛ был потерян. Вахтенный помощник транспорта «Касимов» увидел красную ракету с ПЛ, и вслед за этим она затонула. Через короткий промежуток времени находящиеся в районе гибели ПЛ «К-8» корабли отметили два сильных гидравлических удара.

По данным выписки из судового журнала экспедиционного океанографического судна, шторм в это время усилился до 8 баллов. Оценка действий личного состава Подробное выяснение специалистами ВМФ и промышленности обстоятельств гибели ПЛ «К-8», свидетельские показания личного состава и расчетные оценки поведе­ния аварийной подводной лодки в штормовую погоду показали, что ее гибель произошла в результате пожара в III и VII отсеках и последующей потерей продольной остойчивости и плавучести вследствие накопления забортной воды в кормовых отсеках прочного корпуса. После всплытия ПЛ в надводное положение имело место медленное поступление забортной воды через небольшие неплотности или отверстия в кормовые отсеки. В условиях волнения моря и качки ПЛ происходило стравливание воздушной подушки из ЦГБ, поступление воды в них и уменьшение запаса плавучести. В течение первых трех суток аварии личный состав производил неоднократное продувание ЦГБ, восстанавливая тем самым утраченную часть запаса плавучести ПЛ. На четвертые сутки в условиях усилившегося до 7—8 баллов волнения моря продувание ЦГБ не производилось ввиду малых запасов оставшегося ВВД. Пополнить запасы ВВД не представлялось возможным из-за отключения аккумуляторной батареи и неудавшейся попытки запустить дизель-генераторы.

Постепенное неконтролируемое поступление забортной воды в кормовые отсеки ПЛ и ЦГБ привело к значительному уменьшению продольной остойчивости и потере плавучести, что в конечном счете привело к опрокидыванию ПЛ вследствие быстрого самопроизвольного дифферентования на корму и ухода кормы под воду. По расчету критическая (гибельная) ситуация могла наступить при поступлении 170—220 т забортной воды в кормовые отсеки ПЛ и 230 т — в ЦГБ в условиях 7—8-балльного волнения. Гибель ПЛ произошла внезапно для оставшегося в ней личного состава, в виду того, что нарастание дифферента, вплоть до утраты продольной остойчивости, на бескингстонной подводной лодке не ощущается. Учитывая постепенное и сравнительно медленное затопление прочного корпуса, можно считать, что причиной поступления воды внутрь прочного корпуса явилось нарушение уплотнений кабельных вводов, арматуры и резино-металлических патрубков трубопроводов систем забортной воды. Вследствие интенсивного пожара в VII отсеке неплотности могли образовываться в сальниках кабелей размагничивающего устройства, клапанов забортной арматуры, клапанов на трубопроводах системы охлаждения линии вала и воздухоохладителей. Распространение воды в смежные VII и VI отсеки было возможным в виде фильтрации через выгоревшие сальники кабельных трасс и валопроводов.
   Не исключена возможность непосредственной фильтрации забортной воды в VIII отсек через дейдвудные сальники гребных валов. Возможной причиной почти одновременных пожаров в III и VII отсеках, по-видимому, было короткое замыкание первоначально в III отсеке силового кабеля или электрооборудования на корпус вследствие низкого сопротивления изоляции (по сообщению одного из членов ПЛ, сопротивление изоляции силовой сети было равно нулю). Однако не исключена возможность возгорания горючих органических материалов в контакте с отработавшими регенеративными пластинами В-64, что могло привести к повреждению силового кабеля и короткому замыканию.

В исключительно сложной обстановке личный состав при борьбе за живучесть действовал самоотверженно, вплоть до самопожертвования (случаи с корабельным врачом, отдавшим свой индивидуальный изолирующий противогаз матросу, чем спас его жизнь, и со старшим помощником командира, отказавшимся покинуть аварийную ПЛ и перейти на транспорт и др.). Непосредственно борьбой за живучесть руководил командир ПЛ, однако при оценке обстановки между ним и командиром БЧ-5 в отдельных случаях имели место расхождения во мнениях, что отрицательно сказывалось на принятии решений. Борьба с пожаром в ЦП была недостаточно настойчивой; решение о выводе из него всего личного состава было поспешным, о чем свидетельствует пребывание в трюме в течение 1,5 ч без средств защиты старшины команды штурманских электриков. Пожар в ЦП не был интенсивным, о чем можно судить по тому, что патроны регенерации В-64 оказались неповрежденными. Решение о выводе личного состава из VI отсека было правильным. Продувание ЦГБ в ходе аварии при наличии волнения с учетом бескингстонности цистерн главного балласта было оправданным. Вместе с тем в течение 10 и 11 апреля не была произведена попытка осмотра аварийными партиями кормовых отсеков для определения их состояния, а также подачи воздуха в эти отсеки как эффективного средства для прекращения поступления воды в кормовые отсеки.

В сложившейся в ходе аварии тяжелой обстановке решающее значение имел бы ввод в действие первоначально одного дизель-генератора, однако, несмотря на сравнительно длительное время до гибели ПЛ (несколько суток), личный состав не предпринял настойчивых действий по отключению кабельных трасс, идущих от щита ДГ в корму на поврежденный щит ГЭД, не использовал сростки для возбуждения генератора от аккумуляторной батареи и ввода его в действие. Неиспользованными оказались XI и XII группы баллонов ВВД, так как в VIII отсеке были оставлены в закрытом положении групповые клапаны на магистрали в ЦП.


Сюжет к годовщине гибели подводной лодки К-8 (2000-й год)



Категория: Рассказы и статьи | Добавил: halfback (30.01.2014)
Просмотров: 2011 | Теги: подводной, К-8, Гибель, лодки | Рейтинг: 0.0/0

Похожие материалы
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Поиск

Профиль

На борту

Статистика

Рейтинг@Mail.ru
Онлайн всего: 2
Гостей: 2
Пользователей: 0